Старшая дочь. Теперь Оля уже может вслух говорить о своих детских травмах

Быть старшим ребёнком – это честь, это внимание родителей, это ожидания. Знаете, как сложно быть старшим ребёнком в семье? А я знаю.

Эти слова Ольга проговаривала про себя миллион раз и вот, наконец, их может услышать живой человек. Она решилась обратиться за помощью. К психотерапевту. Сейчас, когда она уже взрослый и состоявшийся человек, Оля может вслух говорить о своих детских травмах и переживаниях. Хотя говорить – это условно, чтобы найти подходящие слова ей потребуется не одна сессия. А сейчас она просто пытается собрать осколочки своей души и наконец, разрешает себе плакать. А психотерапевт слушает, слушает её и кивает. Началось всё с того, что у неё появилась младшая сестрёнка. В тот момент Оле не было ещё и 8 лет. Но родители сразу окрестили её старшей, а вместе с этим навесили обязанности. Например, переодевать сестричку, развлекать её, когда родители заняты, забирать с садика, ходить в магазин и в молочную кухню.

А, между прочим, уроки тоже никто не отменял. И чтобы не расстраивать маму и папу, у которых и так море проблем, Оля старалась учиться на одни пятёрки. Её расписание было заполнено до минуты. А свободное время появлялось только после 9 вечера, когда родители были дома. Ситуация усугубилась, когда родился ещё и братик. Теперь отец и мать чётко знали, что 12 летняя девочка хорошо справляется с теми обязанностями, которые должны были выполнять они. И Оля гуляла с братом и сестрой на улице, спешила со школы, чтобы подменить маму, умела разводить смеси в бутылочке и давать назначенные врачом лекарства.

Получалось так, что у девочки было много обязанностей, но вот друзей не было. А кто захочет дружить с подростком, у которого ещё два хвостика.

Читайте также:  12 необычных способов применения зубной пасты

Когда только родилась сестра, Оля остро почувствовала, что отошла на второй план, что теперь родителям не до неё. И она пыталась, как могла привлечь них внимание, например, писала записки. В таких посланиях старшая дочка говорила, что стала не нужна маме с папой, поэтому собирает свои вещи и уходит куда-то далеко. Ведь если человек не нужен, то ему лучше уйти, чтобы не мешать всеобщему счастью. Но родители не правильно воспринимали детский крик о помощи. Им было и в самом деле не до старшего ребёнка, поэтому записки отправлялись в мусорное ведро, а Олю награждали такими словами. Как «бестолковая», «глупая» и винили во всех неприятностях.

Об этом она сейчас, глотая слёзы, рассказывала своему психотерапевту. Обида была такой глубокой, что хранилась в душе все эти годы. Специалист по душевным травмам слушал пациентку и задавал вопросы: «Какое у вас самое тяжёлое воспоминание из детства?». Конечно, и сомнений быть не могло. Оля его помнила. Очень хорошо помнила, словно оно было выжжено огнём.

Был обычный день, мама послала Олю с магазин за продуктами, а сестрёнка 4 лет привязалась с ней.  Мама строго наказала, что только туда и обратно. Задание было выполнено, продукты лежали в пакете. А дети так весело играли на площадке, что девочка решилась заскочить туда на пару минут. Сестричка расплакалась, что тоже хочет на качели. Тогда Оля придумала, что может посадить её на сиденье, а сама стать сзади и раскачиваться.

Каждую секунду Оля предупреждала сестру, чтобы так крепко держалась. Но, по каким-то неизвестным причинам малышка разжала свои пальчики и упала. Качели ударили её прямо по лицу. Остановить металлические качели даже при всём желании сразу не сможет даже взрослый. Не удалось это сделать и 12-летней девочке. Вначале Оле показалось, что её сестра погибла. Столько было крови вокруг, она текла изо рта и из носа.

Читайте также:  «Моя самая лучшая теория – это формула счастья»: 10 гениальных мыслей Нобелевского лауреата по физике Льва Ландау о самом важном для каждого из нас

При этом никто из взрослых не пришёл на крики детей. Оля плакала вместе с сестрой, но не от боли, а от страха и беспомощности. Она схватила с сестру и принесла домой. Мать заорала на неё не свои голосом, что если с малышкой что-то произойдёт, то Олю она никогда не простит. Скорая забрала маму и сестру в травмпункт. В принципе, всё закончилось благополучно, наложили швы и отпустили, переломов, и сотрясения мозга не было. Всё это время Оля сидела в углу и старалась исчезнуть, раствориться, словно её вообще нет. Она молила Бога, чтобы он вернул всё. Как прежде. А в душе у неё расползался страх. Он поселился в теле, как хозяин. И не было никого, кто бы мог обнять Олю и сказать, что, не смотря ни на, что всё будет хорошо.

Когда мама вернулась, несколько дней она просто не замечала старшую дочь, чтобы та поняла, что наделала. Игнорирование – это было такое наказание для Оли. И Оля поняла, что нужно контролировать каждый свой шаг, свой и других людей, чтобы не случилось беды, чтобы больше не чувствовать этого страха и не ощущать себя в изоляции.

Эту травму она пронесла через году. Она отравляла её жизнь. Оля стремилась к полному контролю людей и ситуации и самосовершенству. Ни то, ни другое в реальной жизни невозможно.

И вот, наконец, она набралась решительности обратиться со своей проблемой к психотерапевту.

Как вы считаете, получит Оля помощь, на которую рассчитывает?

Источник