Досматривала свекровь, а в завещание не попала

Добро не всегда возвращается. В моей жизни произошло точно также. Я всю молодость ухаживала за больной свекровью, никогда ничем не упрекала родственнице, а она написала завещание на свою дочку, которая даже в гости не приходила. После смерти матери мужа я узнала, что нам достался лишь старый барак и огород. Я – не меркантильная, но мне очень обидно. Свекровь ко мне хорошо относилась, она благодарила за мой уход и обещала, что без крыши над головой не оставит. Если барак – это крыша над головой, то я ничего не понимаю в этой жизни.

Вышла замуж я в 20 лет. Родителей у меня не было, я воспитывалась в детском доме, поэтому сразу прикипела душой к родственникам моего супруга. Вскоре у нас родились близняшки, два сына. У моего мужа огромная семья, даже младшая родная сестра есть. Ей сейчас 38 лет, она была замужем, родила доченьку, но вскоре развелась со своим благоверным. После развода она отсудила у него полквартиры. Чтобы как-то решить ситуацию, мужу пришлось купить однокомнатную квартиру и переписать на нее, ведь жить под одной крышей с ней он не хотел. Мы с мужем не имели своего жилья, да и финансовое положение желало лучшего. Вскоре задумались об ипотеке, ведь по съемным квартирам бегать надоело. Свекровь жила одна в трехкомнатной квартире, теснить ее не хотели, две хозяйки бы не ужились на одной кухне.

Через несколько лет свекровь неудачно упала и сломала ногу, к сложному перелому добавился еще и обостренный сахарный диабет. Нам пришлось переехать к ней, ведь без ухода она бы не справилась. Сначала думали, что это все временно, но реабилитация затянулась, с каждым днем ей становилось только хуже. Родная дочь сразу позабыла о матери, мол, ее тошнит от запаха медикаментов и она вообще боится больных лежачих людей. Я меняла родственнице подгузники, мыла, кормила, занималась гимнастикой, даже научилась делать уколы. Ходить она не могла, поэтому абсолютно все дела свалились на мои плечи. Я бросила работу.

Читайте также:  Энергетические вампиры.

Свекровь была хорошей женщиной, но характер с перчинкой. Сестра мужа приходила максимум раз в месяц, они болтали с мамой, я бегала по магазинам в этот момент, решала коммунальные вопросы и т.д. Дети мои тогда были школьниками. Однажды я пошла на родительское собрание, а дочка явилась с нотариусом. Завещание подготовили быстро, будто чувствовали, что свекровь уже скоро отойдет в мир иной. У меня просто дар речи пропал, когда я узнала, что все свои сбережения и имущество родственница завещала золовке, а нам – захолустною дачу.

Дача – это громко сказано. Это дом из досок на огороде, который не вскапывали уже несколько десятков лет. Когда-то этот участок достался свекрови от родителей, она никогда сюда даже не приезжала. Сначала хотела новый дом выстроить на территории, а потом передумала, мол, зря деньги потратит. Также была идея продать его, но стоимость была копеечной.

Муж потребовал оспаривания завещания, подал все необходимые документы в суд. Сестра требует теперь забрать иск, угрожает нам, ведь у нас есть все доказательства того, что только мы ухаживали всю жизнь за больной женщиной. Наш адвокат уверен, что мы должны выиграть, главное – не сдаваться. От этого не легче, если честно. Меня не деньги и квартира огорчают, меня двуличность свекрови убивает. Даже дети мои за ней ухаживали, а она так подло поступила. Они ей и кашу варили, и утки носили, и давление мерили. Им по девять лет, но они у меня очень воспитанные и добрые мальчишки. Внучке квартиру свою трехкомнатную завещала, а им – барак, хотя та только по вайберу со старухой общалась.

Источник